ознакомиться с планом

Single Blog Title

This is a single blog caption

А ЭТА СВАДЬБА ПЕЛА И ПЛЯСАЛА…

   Ах, какой же пышной была та свадьба летним воскресным утром 1902 года!

   Венчание  — в самом   бузулукском Троицком кафедральном соборе . Невеста —  вдова помещика Серея Алексеевича Кашкарова Мария Ивановна  —  красавица и  после рождения пятерых детей.

Жених — бузулукский купец первой гильдии Иван Федорович Красиков  выглядел настоящим щеголем . Поговаривали, к тому же,  что он миллионер. Прибыли  новобрачные в карете, запряженной шестеркой лошадей, украшенных золоченой упряжью.

   На Соборной площади  — большая толпа любопытных жителей Бузулука и окрестных сел. Зрелище! Будто снова город посещает  наследник  Российского  престола. На свадьбу было приглашено  много известных и уважаемых людей. Кавалькада карет и дорогих экипажей растянулось чуть ли не на версту.

   Главное застолье проводилось в Воронцовке, в барском доме. Для барских людей и всех любопытных  угощение было выставлено на столах во дворе со стороны северной веранды.  Столы буквально ломились от разной снеди, тут же стояла бочка спирта ведер на 20, на которой висели ковши. Господ поздравляли с законным браком, барыня дарила женщинам платки и отрез материи на кофту, мужчинам — на штаны и сорочку. Потом подходили к столу — ели-пили за здоровье молодых.  Но ни одного пьяного  не было — все хоть и радовались за новобрачных, но вели себя пристойно…
   Кашкаровы были одними из самых богатых помещиков Бузулукского уезда. Им принадлежали обширные владения по левую сторону бугурусланского большака.Были  они из древнего русского дворянского рода, происходившего от легендарного касожского князя Редеди. Михайло Кузмич Глебов-Кошкар  — родоначальник Кашкаровых. Андрей Федорович Кашкаров был при Иоанне Грозном воеводою в Ивангороде и стрелецким головою в Коломне (1559). Его племянник Иван Азарьевич был стрелецким головою в Астрахани (1591—1592). Род Кашкаровых внесен в дворянские родословные книги семи российских губерний.

Родоначальником бузулукских Кашкаровых был Григорий Никитин Кашкаров.Он поступил на военную службу  в 1806 году канониром(сержантом-артиллеристом), принимал участие в кампании 1812 года и последующем преследовании остатков армии Наполеона. За отличие был произведен в подпоручики, награжден серебряной медалью в память вступления российских войск в Париж в 1814 году.Вышел в почетную отставку в чине поручика и поселился в своем имении в Бузулукском уезде.

   Внук Григория Никитича — Сергей Алексеевич Кашкаров  был отличным хозяином: поставил мельницу, разводил племенных лошадей, открыл известную на всю губернию кумысолечебницу.

 Был   знатным охотником и разделял эту страсть со своими многочисленными друзьями, очень любил охотничьих собак и имел прекрасную псарню.

   Сергей Алексеевич  перестроил барский дом так , что жители Воронцовки и окрестных деревень очень хотели попасть внутрь и хоть одним глазком  взглянуть на невиданное великолепие – изразцовые печи , камин в английском стиле, полы,  отшлифованные до зеркального блеска. На первом этаже  барского дома  находились столовая, зала для приема гостей, детская, спальня, кабинет и маленькая комната для прислуги, в пристроях— пекарня и кухня. Из залы стеклянные двери выводили на веранды: одна — на север, другая — на юг, в сад неописуемой красоты. По одну сторону аллеи — сирень голубая, по другую — белая. Непередаваемый букет запахов создавали яблони, сливы, сосны. Украшала все декоративная зелень. Были в усадьбе теплица и оранжерея под стеклом.

    Веранда, выходящая на север, открывала вид на хозяйственный двор, где стояли очень высокие амбары, добротно срубленные из соснового леса. Все они были засыпаны зерном. Тут же находились пожарные лошади, дойные коровы, ухаживали за которыми барские люди.

    В 1900 году Сергей Алексеевич умер. Его жена Мария Ивановна  осталась вдовой с пятью детьми . У нее было четыре сына: Николай, Глеб, Сергей, Иван и дочь Александра.  Младший сын, Иван, был больным ребенком, и каждый год барыня ездила с ним на серные воды.  

    После смерти мужа рук Мария Ивановна не опустила и очень энергично взялась за ведение хозяйственных  дел. В  1901 году она построила в Воронцовке винокуренный (спиртовый) завод.  Спирт отправляли на бузулукский водочный завод (он в то время назывался Бузулукский винный склад), где его перерабатывали в водку. Все это приносило огромный доход.

    Завод в Воронцовке работал только зимой,  летом заготавливалось для него сырье. Засевались огромные площади. Мария Ивановна после консультации с земским агрономом  сама решала, сколько десятин земли занять и под какую культуру, высчитывала, какой урожай будет получен. Сеяли пшеницу, просо, овес, рожь, ячмень, подсолнечник. К обработке  земли привлекались наемные работники из  окрестных деревень . Им (наемным работникам) платили по 15 копеек за день ( это примерно  пять  долларов США  по нынешнему курсу ). Кроме того, их  бесплатно и сытно кормили, мяса не жалели. С утра на полевые станы белый хлеб привозили целыми возами. Но и от работников требовали работать не покладая рук , с рассвета до заката.

   По правую сторону от бугурусланского большака земли принадлежали Ивану Федоровичу Красикову.Иван Федорович был сыном известного бузулукского купца и мецената: Красиковы известны тем, что активно и бескорыстно способствовали просвещению в Бузулуке. Лавок и магазинов он не имел, но занимался оптовой торговлей хлебом. У него было много «купчей» земли в уезде (с 1890-х годов помещиками могли становиться люди разных сословий, а не только дворяне), которую он засевал пшеницей . Ивану Красикову принадлежали  два винокуренных (спиртовых) завода- один в Рябцеве, а  другой недалеко от Бузулука — тот самый , что он — по легенде — проиграл в карты купцу Умнову.


    Совместное состояние Марии Ивановны и Ивана Федоровича значительно возросло. Приказчик имения  Лавров скупал на ярмарках в Сорочинске большие стада коров и овец . Молодых бычков откармливали на барде (отходы от спирта) и  осенью своим ходом гнали в Самару на скотобойню. Мария Ивановна значительно увеличила стадо дойных кобыл. Производством кумыса, который шел на лечение больных туберкулезом, приезжавших в Бузулукский бор поправить здоровье, занимались нанятые татары. В 1905 году, когда на войну с Японией призвали много  воронцовских крестьян , Мария Ивановна помогала их семьям. На свои средства она построила в Воронцовке начальную школу. 

  Прожила Мария Ивановна с Иваном Федоровичем не очень долго. У нее начались проблемы со здоровьем.Она поехала на лечение на серные воды и там умерла. Похоронили ее в фамильном склепе в Бузулуке. Имением стали управлять приказчики, а потом старший сын, Николай.

    В 1918 году все имущество Кашкаровых было  национализировано  Советской властью.После конфискации имущество из барской усадьбы увозили возами, завод закрыли. Николай Сергеевич Кашкаров застрелился.  Его братья разъехались, сестра вышла замуж в Самаре.  Глеб Сергеевич Кашкаров сменил фамилию, окончил военное училище, потом  воевал и окончил Великую Отечественную войну в звании полковника. В 1945 году он тайно приезжал посмотреть на родительский дом, и его узнал бывший кучер. 

Федор Красиков в сентябре 1918 года — как было написано в  донесении начальника советской милиции  —  «…бежал в город Перьмь с другими представителями бузулукской буржуазии и  с того времени находится в розыске…»
   Воронцовский спиртовый завод возобновил производство спирта-сырца в 1925 году. В годы Великой Отечественной войны он работал в три смены.Стране был нужен спирт для обеспечения боеспособности армии.»У нас не может быть теперь «мирных» предприятий. Каждый завод, каждая фабрика должны работать для удовлетворения военных нужд», — писала в те годы газета «Правда».Рабочим, занятым на спиртовом производстве, давали «бронь» гораздо чаще других призывников.  Ведь выпускали они супер-важный для страны продукт. Действительно, спирт использовался при изготовлении боеприпасов, оптических приборов, другой техники . Он был необходим для работы и профилактического обслуживания ключевых механизмов в боевых машинах. Спиртовые растворы незаменимы в медицине.Нельзя также забывать о том, что вскоре после начала боев с немцами во многих подразделениях РККА были узаконены знаменитые «наркомовские» 100 граммов.

   В конце  войны спиртовый завод перепрофилировали на производство овоще-консервной продукции, а в шестидесятые годы вообще закрыли.От барской усадьбы в селе Воронцовка остались  не очень живописные  развалины, которые вряд ли можно показывать туристам ….

  А свадьба Марии Ивановны и Ивана Фёдоровича ярким и добрым событием живёт в коллективной 

народной памяти Воронцовки…

Николай  Макаров.

WordPress Lessons